Art Gallery

Портал для творческих людей       OksanaS200974@mail.ru        Mail@shedevrs.ru

 

Поиск по сайту

Погода в Омске

Яндекс.Погода
Сейчас 209 гостей онлайн

купить картину

Яндекс.Метрика

Мы в контакте


Федор Антонович Бруни PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 
Великие художники

Федор Антонович Бруни

 

Фёдор Анто́нович Бру́ни (17991875) — русский художник итальянского происхождения, представитель академического стиля.

Фёдор Бруни (собственно, настоящее его имя было Фиделио) родился 10 июня 1799 году в Милане, в семье швейцарского итальянца, художника и реставратора Антонио Бруни, который впоследствии, в 1807 году, приехал в Россию из Италии. Антонио Бруни в царствование Павла I был реставратором картин и живописцем по плафону. Имеются его работы, исполненные в Михайловском дворце; впоследствии он занимался работами в Москве, по заказу князя Куракина.

Фёдор в возрасте десяти лет поступил в Воспитательное училище при  Академии художеств, занимался под  руководством  А. Е. Егорова,  А. И. Иванова (старшего) и В. К. Шебуева.

За первые успехи молодой Бруни был награждён серебряною медалью, а в 1818 г. окончил курс и получил звание художника с правом на чин XIV класса. Его отец, находя, что художественное образование девятнадцатилетнего Фиделио ещё недостаточно, решился, по совету Шебуева, отправить сына для дальнейшего усовершенствования в живописи в Италию. Изучение образцовых произведений старинных художников окончательно определило направление молодого Фиделио, переименованного в России в Фёдора, подобно тому, как Брюлло был назван Брюлловым.

Написав несколько картин, Бруни, не достигший ещё 22-летнего возраста, принялся за первую большую картину («Смерть Камиллы, сестры Горация»), которая в 1824 г. была выставлена в Капитолии и доставила автору её немалую известность; в Петербурге она появилась лишь через 10 лет, и за неё Бруни получил звание академика.

К работам первого пребывания Бруни в Риме относятся:

  • «Св. Цецилия»,
  • «Св. Семейство»,
  • «Вакханка, поящая Амура»,
  • «Свидание Т. Тассо с сестрою»,
  • «Богоматерь с Предвечным Младенцем»,
  • «Спящая нимфа»
  • «Богоматерь с младенцем на руках»,
  • «Спаситель на небесах»,
  • «Благовещение» и знаменитое «Моление о Чаше» — картину, находящуюся в Эрмитаже и ещё несколько картин и портретов. Кроме того, Бруни написал копии с двух фресок Рафаэля: «Изгнание Илиодора из Иерусалимского храма» и «Галатею».

В начале тридцатых годов живописец начал писать колоссальную картину: «Воздвижение Моисеем медного змия», но прежде, чем успел её окончить, был вызван из Рима в Петербург для работ в Исаакиевском соборе и для преподавания в Академии художеств.

Он прибыл в Петербург в 1836 г., написал в течение двух лет несколько образов и скомпоновал для алтаря Казанского собора большую картину-образ «Покров Пресвятые Богородицы».

С 1836 г. Бруни — профессор 2-й степени в Академии художеств. Среди его учеников М. П. Боткин и Арсений Иванович Мещерский.

Если Вам доведет­ся посетить когда-либо Рим, загля­ните, пожалуйста, на знаменитую пло­щадь Испании. Там находится дом, в котором давным-давно помещалась гостиница «Лондон». В начале XIX века у хозяина ее, состоятельного француза Антона Серии, была очаровательная дочь Анжелика. Однажды, когда она стояла на балконе вместе с младшим братиком, эту восхитительную по гармонии и пластичности группу увидел русский художник Федор Бруни - «бедняк с отчаянны­ми идеями и правилами жизни». Он был полон в те годы честолюбивыми мечтаниями.

«Я стрем­люсь,— говорил он,— к славе, которая, будучи моей, может также стать и славой родины».

Имен­но в этот период он создавал эскизы к грандиоз­ной своей картине, не оцененной в должной мере и ныне, «Медный змий», повествующей о траги­ческих взаимоотношениях вождя-пророка и за­блудшего, страдающего народа. Бруни в Риме дружил с Александром и Карлом Брюлловыми, пейзажистом Сильвестром Щедриным, пользовал­ся покровительством княгини Зинаиды Волкон­ской. Дом ее считался центром русской художе­ственной колонии в Италии.

Увиденная на балконе сценка произвела на молодого живописца такое сильное воздействие, что послужила основой его известной компози­ции «Мадонна с младенцем». А сама Анжелика в скором времени, 22 октября 1835 года, стала женой Бруни. На свадьбе их гулял и Александр Иванов, в письме к своему отцу назвавший Анже­лику «образцом красоты римской. Она поет и играет на фортепьянах бесподобно». Анжелика Серии и Федор Бруни прожили долгую совмест­ную жизнь, у них было четверо детей.

В 1983 году в Москве на юбилейной выстав­ке, посвященной 225-летию Академии художеств, экспонировался эскиз Федора Бруни к картине «Бого­матерь с младенцем». Можно было внимательно, сантиметр за сантиметром рассмотреть его. Пора­зила деталь, почти неразличимая в репродук­циях: художник энергично переменил постанов­ку ног мадонны. Причем не приблизительно, не в общих наметках, а сразу и окончательно, с виртуозной завершенностью обычным графитным карандашом нарисовал их еще раз, но в ином положении.

Композиция из двух стоящих фигур в подоб­ных сюжетах встречается редко. В эскизе Бру­ни строится она по вертикали. Верхняя часть торжественная, строгая, почти вписывается в треугольник. Нижняя беспокойна, тревожна по очертаниям. Она содержит главную смысло­вую кульминацию действия - переплетение рук мадонны и младенца, одновременно удерживаю­щих и направляющих общее движение фигур. Этот стремительный порыв в грядущее как бы приостановлен ребенком, его осознанием обречен­ности, страшных последствий своего выбора.

Искусствовед А. Г. Верещагина рас­сказывает об этом так.

«Кажется, что оба они легко шли. Мадонна еще сохраняет это движе­ние, еще развеваются ее одежды. Но ребенок остановился и даже подался назад, то ли испу­ганный, то ли встревоженный. В удивительно найденном движении матери и сына есть глубо­кий психологический смысл, есть правда чело­веческих чувств, раскрывающая суть легенды. Мать, предчувствующая судьбу сына, многое предугадавшая сердцем, но решившаяся на свой скорбный путь, идет навстречу непоправимому».

Подобно любимому им Рафаэлю -  гению Ре­нессанса,— Ф. Бруни, опираясь на сильные на­турные впечатления, создал работу, отличающую­ся своей естественной художественностью и глу­биной содержания.

В  1838 он нашёл возможным возвратиться в Рим, и написал там «Покров» и окончил в  1840 г. своё большое произведение: «Медный змий», которое произвело в Риме необыкновенно сильное впечатление. В следующем году эта картина была перевезена в Петербург и выставлена в одном из залов Зимнего дворца. Все печатные отзывы того времени об этой картине были преисполнены почти безграничными похвалами этому произведению, в самом деле замечательному по составу и расположению групп, по типичности и выражению фигур и лиц, по общему колориту, хотя далеко не блестящему, но соответствующему содержанию грозного библейского события. В этой картине Бруни показал в полной силе все своё глубокое, академическое знание рисунка. В Русском музее «Медный змий» находится рядом с картиной  К.Брюллова — «Последний день Помпеи».


Роспись Исаакиевского собора

1841—1845 — автор 25 картонов для росписей Исаакиевского собора в Петербурге (ныне хранятся в Русском музее).

Отправляясь в третий раз в Италию, Бруни занимается картонами тех картин, которые он должен был впоследствии написать на стенах Исаакиевского собора. В 1845 г. он привозит в Петербург 25 картонов, которые были в Риме предметом похвал знатоков искусства; некоторые из них были исполнены в виде фресок в Исаакиевском соборе самим художником, другие различными художниками под его личным руководством.

На аттике собора находятся:

  • «Сотворение мира»
  • «Всемирный потоп»
  • «Спаситель, вручающий апостолу Петру ключи от царствия Небесного»,
  • «Явление Господа апостолам по Воскресении».

В полукружии над аттиком:

  • «Творец, благословляющий все созданное»
  • «Святой Дух в сонме ангелов».

На плафоне:

  • «Введение Первородного Сына во вселенную»
  • «Второе пришествие Сына Божия»
  • «Прорцы на Кости»
  • «Егда сотворены быша звезды, восхвалима Мя вся ангелы».

Исполнение перечисленных работ окончено было в 1853 г., но, кроме них, Бруни успел написать иконостас для православной церкви в Штутгарте.

Будучи назначен в 1849 хранителем картинной галереи Эрмитажа, он с любовью занимался ею; дважды был командирован за границу для покупки картин, послуживших для пополнения коллекции музея.

1855 — Бруни был назначен ректором Академии художеств по отделу живописи и ваяния, а в 1866 г. в его ведение попало и мозаичное отделение, созданное его стараниями. В 1871 г. оставил пост ректора. К концу жизни он был почётным членом Болонской и Миланской академий искусств, почётным профессором Флорентийской Академии художеств и Академии Святого Луки в Риме.

Бруни был чрезвычайно трудолюбив и плодовит, чему способствовала постоянная поддержка заказами со стороны правительства и частных лиц. Кроме исторических и религиозных картин он писал портреты, впрочем, немногочисленные. Главная его сила была в композиции и правильности рисунка; в его картинах видно много академического знания, которое было пополняемо художественностью содержания, а часто и чувством. Его «Моление о Чаше» изображает Христа, полного скорби и предзнания ожидающих Его страданий и производит сильное впечатление; повторение этой картины, сделанное Бруни, находится в церкви Академии художеств. Его «Вакханка и Амур» переносит совсем в другой мир и полна страстной неги; написана эта картина колоритно и нежно. Весьма достойно сожаления, что его часто грандиозные композиции, находящиеся в Исаакиевском соборе, сильно пострадали от времени, как и все другие, написанные там на стенах. В последние годы своей жизни Бруни занимался сочинением картонов для образов Храма Спасителя в Москве. К списку его работ, приведённых выше, надо прибавить ещё тридцать листов рисунков из русской истории, гравированных им «крепкой водкой» (техника офорта).

Вообще художественная деятельность Бруни занимает почётное место в истории русской живописи, и появление произведений его и К. Брюллова составило эпоху в русском искусстве. Хотя ещё при жизни Б. начались иные и новые веяния в русском искусстве, но то, что он сделал, было нужно и многому научило. Гравюра мало популяризировала картины Бруни. «Медный змий» в гравюре на дереве был помещён в различных иллюстрированных изданиях; «Смерть Камиллы» воспроизведена только контурной гравюрой; «Моление о Чаше» литографировано Козловым и гравировано Захаровым; «Божия Матерь, спящая с бодрствующим на Ея коленах Младенцем» была гравирована на стали и помещена в книге: «Картины русской живописи» В. Кукольника (СПб., 1846 г.).

Более или менее полная биография Бруни была написана А. И. Сомовым и помещена в иллюстрированном журнале «Пчела», изд. А. Прахова (СПб., 1875, 35). К статье приложен гравированный на дереве портрет Б., весьма напоминающий серьёзное и вдумчивое лицо этого талантливого художника. В Академии художеств находится гипсовый слепок с его бюста, вылепленного в 1862 г. Ф. Каменским, и портрет, писанный масляными красками, работы Яковлева. Помимо других, обучал Фёдора Каменского, особенно талантлив был К. Д. Флавицкий, автор картины «Княжна Тараканова», ныне находящейся в галерее П. И. Третьякова в Москве. Преждевременная смерть не дала вполне определиться этому даровитому художнику.

Скончался Бруни 30 августа (11 сентября1875 г. в Петербурге. Был похоронен на участке св.Петра Выборгского католического кладбища в Санкт-Петербурге. В 1936 году в связи с закрытием кладбища захоронение вместе с надгробием было перенесено на Тихвинское кладбище (Некрополь мастеров искусств) Александро-Невской лавры. У него остались жена Бруни Анжелика Антоновна (в девичестве Серни; 1.01.1811-13.05.1881) и дочь Элоиза.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Использование материалов сайта "Шедевры Омска", только при наличии активной ссылки на сайт!!!

© 2011/2017 - Шедевры Омска. Все права защищены.