Art Gallery

Портал для творческих людей       OksanaS200974@mail.ru        Mail@shedevrs.ru

 

Поиск по сайту

Погода в Омске

Яндекс.Погода
Сейчас 145 гостей онлайн

купить картину

Яндекс.Метрика

Мы в контакте


Сандро Боттичелли PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 12
ХудшийЛучший 
Великие художники

САНДРО БОТТИЧЕЛЛИ

Са́ндро Боттиче́лли настоящее имя Алесса́ндро ди Мариа́но ди Ва́нни Филипе́пи (1 марта 144517 мая 1510) — великий итальянский живописец, представитель флорентийской школы живописи.

Алессандро ди Мариано Филипепи, известный как Сандро Боттичелли, родился во Флоренции в 1445 году. Его отец, Мариано Филипепи, был кожевником. Свое прозвище «Боттичелли» («бочоночек») будущий художник, видимо, «унаследовал» от одного из своих старших братьев, Джованни, который, желая помочь отцу, много занимался с маленьким Сандро.

Отсутствие привилегий, предо­ставляемых богатством и знат­ностью, с юности понуждало лю­дей скромного происхождения полагаться только на собствен­ную энергию и дарование. И Сандро, на редкость честолюби­вый, очень рано узнав себе цену, становится, как тогда говорили, «кузнецом и строителем собст­венной судьбы».

«Хотя он с легкостью изучал все, что ему хотелось,— рассказывает Вазари,— он тем не менее никогда не успокаивался, и его не удовлетворяло никакое обуче­ние ни чтению, ни письму, ни арифметике ».

«Мадонна Евхаристии»Первое упоминание о Боттичелли появляется в налоговой записи его отца, сделанной в 1458 году, где он упоминает о том, «что его младший сын учится читать и что он болезненный мальчик». Примерно в это же время Боттичелли начал работать подмастерьем в ювелирной мастерской своего брата Антонио. Впрочем, ювелирным ремеслом занимался он недолго и уже в начале 1460-х годов поступил в ученики к Фра Филиппо Липпи (ок. 1406— 1469), одному из самых известных художников того времени. Филиппо был монахом-кармелитом и, помимо своего творчества, прославился скандальным романом с юной послушницей Лукрецией Бути. Филиппо выкрал Лукрецию из женского монастыря во время церковного праздника. Впоследствии она родила ему сына Филиппино, тоже в будущем известного живописца.

Сандро оставался у Липпи до 1467 года, после чего открыл свою собственную мастерскую недалеко от Церкви Всех святых.

Первые самостоятельные произведения Боттичелли — несколько изображений Мадонн — по манере исполнения демонстрируют близость к работам Липпи и Мазаччо, наиболее известны: «Мадонна с Младенцем, двумя ангелами и юным Иоанном Крестителем» (1465—1470), «Мадонна с Младенцем и двумя ангелами» (1468—1470), «Мадонна в розовом саду» (около 1470), «Мадонна Евхаристии» (около 1470).

«Аллегория силы» (около 1470)В 1470 году Боттичелли получил свой первый большой заказ. Он взялся написать аллегорию Силы для серии, прославляющей христианские добродетели. Картина предназначалась для зала суда Торговой гильдии. Остальные аллегорические фигуры были заказаны Антонио дель Поллайоло. Спустя два года Боттичелли вступил в Гильдию святого Луки (так называлось объединение художников).

К концу следующего года Боттичелли уже был вполне востребованным мастером. Он написал образ святого Себастьяна для церкви Санта-Мария Маджоре, а потом его пригласили в Пизу, где в капелле Коронования Богоматери Боттичелли создал ныне утраченную фреску. Это приглашение свидетельствует о том, что в начале 1470-х годов слава художника перешагнула пределы его родного города.

Флорентийская архитектура, статуи и фрески первооткрывателей Возрожде­ния Донателло и Мазаччо стали для юного Сандро настоящей школой. Проучившись в мастер­ской Филиппе Липпи, потом у вдумчивого педагога Верроккио, с 1470 года Боттичелли работает, по его словам, «когда ему взду­мается». Направление мыслей художника определяют филосо­фия и поэзия, глубины которых он постигает в дружеском обще­нии с крупнейшими эрудитами Флоренции.

На празднике в честь святого 20 января 1474 года картина «Святой Себастьян» с большой торжественностью была размещена на одном из столбов во флорентийской церкви Санта Мария Маджоре, чем объясняется её вытянутый формат.

«Поклонение волхвов» (около 1475)

Приблизительно 1475 годом датируется первый шедевр Боттичелли — картина «Поклонение волхвов», заказанная художнику банкиром Джованни Лами. Богатый заказчик был близок к семейству Медичи — могущественной династии, правившей в то время Флоренцией. Очевидно, именно Лами представил Боттичелли ко двору Медичи. Во всяком случае, считается, что некоторые фигуры «Поклонения волхвов» являются портретами членов этой фамилии. Смелым введением портретов раздвигая рамки традиционного сюжета в своем «Поклонении волхвов», Боттичелли первым из художников Флоренции дер­зает на равных изобразить себя среди знатнейших современни­ков, помимо представителей семейства Медичи изобразил и самого себя. Вазари писал:

«Поистине произведение это – величайшее чудо, и оно доведено до такого совершенства в колорите, рисунке и композиции, что каждый художник и поныне ему изумляется.»

В 1476 году умирает Симонетта Веспуччи, по версии ряда исследователей, тайная любовь и модель целого ряда картин Боттичелли, который никогда не был женат.

Дальнейшее общение со знаменитым семейством ознаменовалось для Боттичелли участием в бурных событиях (на которые, к слову, щедра история Флоренции). 26 апреля 1478 года, во время торжественной мессы в городском Кафедральном соборе, представитель семьи Пацци убил Джулиано Медичи. Его брату Лоренцо удалось спастись. Члены семьи Пацци были схвачены и повешены. В назидание тем, кто захочет повторить опыт Пацци, Боттичелли должен был написать на стенах дворца портреты казненных. Это был весьма странный заказ, однако он способствовал укреплению репутации художника.

«Рождение Венеры»

Медичи считали его своим человеком. Он пользовался особенным расположением Лоренцо ди Пьерфранческо де Медичи (двоюродного брата Лоренцо Великолепного), который, получив в 1476 году наследство, решил построить роскошную виллу в Кастелло. На протяжении нескольких лет Боттичелли выполнял заказы на картины, предназначавшиеся для этой виллы. Именно в этот период художник создал два своих самых знаменитых произведения — имеются в виду «Весна» (1478) и «Рождение Венеры» (1484).

«…Что отличает творчество Сандро Боттичелли от манеры его современников — мастеров кватроченто, да, впрочем, и живописцев всех времён и народов? Это особая певучесть линии в каждой из его картин, необычайное чувство ритма, выраженное в тончайших нюансах и в прекрасной гармонии его «Весны» и «Рождения Венеры». Колорит Боттичелли музыкален, в нём всегда ясен лейтмотив произведения. Мало у кого в мировой живописи так звучит пластика линии, движения и взволнованного, глубоко лирического, далекого от мифологического или иных схем сюжета. Художник сам режиссёр и композитор своих творений. Он не пользуется ходульными канонами, потому его картины так волнуют современного зрителя своей поэзией и первичностью мировидения»

«Весна»

Свободу творчества жи­вописец обретает не в церковных сюжетах, а там, где, по словам биографа, его «обуревают лю­бовь и страсть». Он очень скоро находит свой идеал красоты в об­разе юной девушки. В мелоди­ческой композиции «Весны», где ее хрупкое очарование зазвучало в изысканных обликах танцую­щих граций, Венеры и Флоры, художник предлагает собствен­ный вариант мудрого и справед­ливого мироустройства, в кото­ром правят красота и любовь. Сплавляя воедино собственную мечту с впечатлениями античной и ренессансной поэзии в «Рожде­нии Венеры», он заставляет море и деревья вторить певучим очертаниям тела и ритмам движений золотоволосой богини.

Виртуозное владение вырази­тельной линией, которой мастер подчиняет и формы и краски, помогает ему пробудить к жизни забытое чудо древнего мифа. Благодаря сюжетам античных легенд итальянская живопись становится светской, вырываясь за стены церквей и входя в част­ные жилища людей.

«Портрет Джулиано Медичи» (1478—1482)

Флоренция в то время была в зените своего могущества и бле­ска. Пиры сменялись карнава­лами, во время которых по горо­ду проезжали разукрашенные колесницы, разыгрывались жи­вые картины, всюду мелькали маски. В день наступления весны на площади перед церковью Сай­та Тринита танцевали девушки с зелеными ветками в руках. Осо­бенно пышно отмечали день свя­того Иоанна — покровителя Фло­ренции.

Почти каждое из празднеств имело свою программу. Для кар­навала придумывали сложные аллегории, сочиняли песни. Ча­сто устраивались джостры - красочные турниры, цель кото­рых — поразить современников блеском костюмов, эмблем, ору­жия. В 1475 году состоялась джостра, в которой принял уча­стие брат правителя Флоренции Лоренцо Великолепного — Джулиано. Для него флорентийский поэт и философ Анджело Полициано создал поэму «Джостра», полную античных образов. Она повествовала о том, как Джулиано, влюбившись в первую кра­савицу Флоренции Симонетту, решает участвовать в тур­нире.

Сам Лоренцо Великолепный был одаренным поэтом. Весь го­род распевал сочиненные им пес­ни, особой популярностью поль­зовались карнавальные. Там рас­сказывалось о героях античных мифов Вакхе и Ариадне, о влюб­ленных нимфах и сатирах. Они остро чувствуют и воспевают ра­дости жизни, и в то же время в их речах сквозит тревога, мысль о неуверенности в завтрашнем дне:

О как молодость прекрасна,

Но мгновенна.

Пой же, смейся!

Счастлив будь, кто счастья хочет!

И на завтра не надейся!

Боттичелли в свадебных фре­сках виллы Леммли причислил своих юных современников к сонму богов Олимпа, даже воз­высил их над ними. В царстве боттичеллиевских «свободных искусств» изящный и строгий аристократ Лоренцо Торнабуони заменяет самого Аполлона, а Венера отдает знак могущест­ва — скипетр — его скромной невесте Джованне. Недаром и своим Венерам и Мадоннам свое­вольный художник дарит одно и то же проникновенное, чарую­щее неправильное лицо.

Сандро последовательно ут­верждает высокое достоинство интеллекта, страстно ищущей личности в характерах, подобных ученому «Св.Августину». Монументальная фреска с его изображением во флорентийской церкви Оньисанти приносит Бот­тичелли широкое признание, и в 1481 году папа Сикст IV вы­зывает его в Рим в качестве «художника исключительного в стенописи и картинах».

«Сцены из жизни Моисея»

В 1481 году по зову папы Сикста IV Боттичелли отправился в Рим. Папа предложил ему принять участие в оформлении только что построенной Сикстинской капеллы. Этот заказ Боттичелли выполнял, работая рука об руку с другими выдающимися живописцами — Перуджино, Гирландайо и Синьорелли. Его частью работы стали три фрески «Наказание Корея, Дафна и Авирона», «Искушения Христа» и «Сцены из жизни Моисея», а также 11 папских портретов. Хотя в росписях Сикстинской капеллы участвует немало мастеров, именно Сандро определял общий характер ансамбля, властно под­чинив полету своей фантазии ис­кусство собратьев. За проница­тельную правдивость портретов и поэтическую живость рассказа знатоки оценили римскую сте­нопись Боттичелли выше работы его коллег.

Летом 1482 года Боттичелли вернулся во Флоренцию. Возможно, столь скорое возвращение художника было вызвано смертью его отца. Впрочем, вернуться он мог и по причине перегруженности местными заказами. В 1480-х годах художник находился на вершине славы, и заказчики шли в его мастерскую один за другим. Справиться со всеми заказами в одиночку было совершенно невозможно, поэтому большую часть работы выполняли ученики Боттичелли, неплохо имитировавшие манеру своего метра. На себя же Боттичелли брал самое трудное (и престижное). Среди его произведений этого времени — фрески, написанные для виллы Спедалетто, алтарный образ (для капеллы Барди в церкви Святого Духа) и ряд аллегорий (для виллы Лемми). Известность художника была велика. Герцог Миланский, спросивший о том, кто является лучшим живописцем во Флоренции, услышал в ответ, что это, несомненно, Боттичелли, «который превосходно может писать как на стене, так и на доске, и картины которого отличаются необычайной силой и совершенством пропорций».

В 1483 году флорентийский купец Антонио Пуччи заказал Боттичелли четыре картины вытянутого формата со сценами любовной истории из « Декамерона » Боккаччо Настаджио дельи Онести.

Теме любви посвящена картина «Венера и Марс» (около 1485).

Венера и Марс (около 1485)

В 1480–1490 годах Боттичелли выполняет серию иллюстраций пером к «Божественной комедии» Данте.

«Рисовал Сандро исключительно хорошо и так много, что ещё долго после его смерти каждый художник старался заполучить его рисунки»

В начале следующего десятилетия во Флоренции начались бурные политические события, изменившие жизнь Боттичелли.

«Портрет Данте» (около 1495)В 1490 году во Флоренции появляется доминиканский монах Джироламо Савонарола, в проповедях которого звучал призыв к покаянию и отказу от грешной жизни. Боттичелли был заворожён этими проповедями, и даже, согласно легенде, наблюдал, как жгут его картины на костре тщеславия. С этих пор стиль Боттичелли резко изменяется, он становится аскетичным, гамма красок теперь сдержанная, с преобладанием тёмных тонов.

Трудно сказать, насколько глубоко разделял Боттичелли взгляды Савонаролы. Многие полагают, что художник вполне мог стать одним из «новообращенных». В пользу этого утверждения как бы говорит то, насколько изменился стиль его живописи.

Новый подход художника к созданию произведений хорошо виден в «Короновании Марии» (1488—1490), «Оплакивании Христа» (1490) и ряде изображений Мадонны с Младенцем. Портреты, созданные художником в это время, например, портрет Данте (около 1495), лишены пейзажных или интерьерных фонов.

Особенно заметны изменения стиля при сравнении «Юдифи, покидающей палатку Олоферна» (1485—1490) с созданной приблизительно за двадцать пять лет до этого картиной на тот же сюжет.

В год создания этих безмятеж­но счастливых росписей пропо­веди пришлого монаха начинают тревожить умы флорентийских бедняков. Голодные массы боль­ше нуждаются в хлебе насущ­ном, чем в боттичеллиевских поэмах о сказочно вечной любви. Савонарола, отвергающий эти сказки как великий соблазн и гибель души, сулит угнетенным освобождение. В пылу негодую­щих обличений богатых вождь взбунтовавшейся бедноты опол­чается и на всю утонченную светскую культуру.

В 1491 году Боттичелли участвует в работе комиссии по рассмотрению проектов фасада собора Санта-Мария-дель-Фьоре.

«Оплакивание Христа» (около 1490)

В 1492 году умер Лоренцо Великолепный. Пришедший к власти его сын Пьеро оказался не слишком талантливым правителем. В частности, совершенно неадекватной оказалась реакция Пьеро на вторжение в Италию войск французского короля Карла VIII. Стремясь задобрить Карла, он без боя сдал ему Пизу. Этот поступок вызвал возмущение среди флорентийцев, изгнавших Пьеро из города.

Настало время яростного Савонаролы. Монах-доминиканец Джироламо Савонарола уже давно выступал против тирании Медичи, обличая их продажность, роскошь и разврат. Критиковал он и папство, призывая церковь к аскетизму. Его проповеди находили отклик у многих горожан. Их сочувствие в конце концов привело Савонаролу к власти.

Все это совпало со сложным периодом в личной жизни Боттичелли. В 1493 году он потерял своего любимого брата Джованни. В это же время у художника начали возникать сомнения в оправданности его художественной деятельности. Поддержать Боттичелли было некому. Лоренцо ди Пьерфранческо де Медичи сам оказался в весьма сложном положении. В 1497 году он был вынужден бежать из Флоренции — впрочем, скоро возвратясь обратно. Но ни о каком покровительстве речи уже не шло. В противостоянии Медичи и Савонаролы художник взял сторону последнего.

«Клевета Апеллеса» (около 1495)Единственной поздней картиной на светскую тему явилась «Клевета Апеллеса» (около 1495). Размышления художника о мире обретают еще неведомую горечь, разрешаясь подобием взрыва в его «Клевете», посвя­щенной жизненной драме древ­негреческого живописца Апелле­са, но всецело обращенной к сложностям современности. Ти­ранический правитель, к ногам которого торжествующая Клевета повергает невинно осужденно­го, с умыслом украшен ослины­ми ушами легендарного Мидаса — судьи, не смыслящего в ис­кусстве. Зловещие воплощения несправедливости, окружающие трон, отмечены пленительными чертами боттичеллиевских нимф и граций — только их порыви­стые движения стали напряжен­ней и яростней. Было бы слиш­ком просто, словно говорит живо­писец, если бы облик порока це­ликом отражал свою отврати­тельную сущность, но в жизни он часто выступает во всеоружии внешней неотразимости в отли­чие от Истины, обычно одинокой и нищей. Зябкая фигурка ее в «Клевете» только жалобный от­звук прежних сияющих Венер. Вздыбленная и смятенная кар­тина — роковой рубеж, поворот к аскетической морали Савона­ролы.

Что повернуло к ней впечатли­тельную душу живописца? Че­ловеческая несправедливость. Именно фра Джироламо вскоре станет жертвой предательской клеветы, а его неправедными судьями — готовые на все приятели Боттичелли. Сам же он слишком совестлив, чтобы без­думно разделять с ними издевку над побежденным, но тем не ме­нее считает себя соучастником предательства.

Так в 1497 году приходит судный день, переломивший надвое судьбы и Флоренции и Боттичелли. В пе­риод правления Савонаролы ни один из мастеров не остался безучастным к его пламенному красноречию.

В один из февральских дней 1497 года главная площадь Флоренции увидела необычное зрелище. Процессия сумрачных монахов в сопровождении воз­бужденной толпы горожан под пение молитвенных гимнов ок­ружила многоэтажную пирами­ду, сложенную из множества книг, карнавальных масок, жен­ских украшений и музыкальных инструментов. Вершину ее со­ставляли произведения живо­писи.

Все это, подвергнутое церков­ному проклятию как орудия развлечений и греха, предавалось сожжению на костре по пригово­ру монаха Джироламо Савона­ролы — непреклонного обличи­теля знати и любимого пропо­ведника народа. Он стал на не­сколько лет негласным диктато­ром Флоренции. Город приветст­вовал происходившее победными криками и праздничным звоном колоколов.

Потрясение горожан было так велико, что даже спустя много лет пропажа ценной рукописи, скульптуры или рисунка, связан­ных с наследием языческой античности, приписывалась по­клонникам воинствующего мона­ха. Можно предположить, что в первую очередь уничтожались мифологические картины Сандро Боттичелли. Многие художники, поддаваясь вспышке невиданно­го религиозного фанатизма, бро­сали в огонь свои произведения. Самоубийственное покаяние мол­ва приписала и Боттичелли. С легкой руки биографа Вазари его считали последовательным сто­ронником Савонаролы, хотя весь предшествующий путь художни­ка, казалось, опровергал это.

Сознательно ставя себя вне каких бы то ни было партий, Боттичелли одновременно пишет религиозные сцены для мона­стырей и выполняет заказы за­таившихся аристократов, иллюстрируя произведения великого Данте. Нет, Сандро не жег своих вещей, однако из гордости и не мешал их сожжению.

Но правление Савонаролы оказалось недолгим. В 1498 году Савонарола был низложен схвачен, обвинён в ереси, отлучен от церкви, приговорён к смерти и публично сожжен на костре. Эти события глубоко потрясли Боттичелли. 23 мая 1498 года непостоянная Флоренция сожгла своего от­вергнутого пророка на той же площади Синьории, где недавно жгли произведения искусства. Множество почитателей отшат­нулось от него из разочарования или страха. Боттичелли не ос­тался равнодушным к этому со­бытию. Доказательство — тра­гический строй картин, где воз­никает непоправимый разрыв между телесной и духовной сущ­ностью красоты, прежняя плав­ность текучих ритмов сменяется вихрем изломанных, нервно-пронзительных линий, а нежная гармония светлых красок — их неистовым полыханием.

«Мистическое Рождество»В 1500 году он создаёт «Мистическое Рождество», единственное подписанное и датированное им произведение, где имеется сделанная по-гречески надпись:

«Эту картину я, Алессандро, написал в конце 1500 года в неурядицах Италии в половине времени после времени, когда исполнится [сказанное в главе] одиннадцатой Иоанна, о втором горе Апокалипсиса, в то время, когда дьявол на три с половиной года был выпущен. Затем он был закован в кандалы в соответствии с двенадцатой, и мы увидим его [попранным на земле], как на этой картине».

В скорбных произведениях этого периода боль получает у мастера форму и цвет. А в тре­вожном видении «Рождества» он пытается призвать народ и пра­вительство истерзанной междо­усобными войнами Италии к примирению и забытому брат­ству. «Рождество» — яркокра­сочное подобие народной картин­ки — звучит воспоминанием о прошедшей радости, но это один из последних проблесков света в его омраченной жизни.

Среди последних немногочисленных работ художника этого периода – сцены из историй римлянок Виргинии и Лукреции, а также сцены из жизни Св. Зиновия.

«Последнее чудо и смерть Св. Зиновия» (1500—1505)

Боттичелли нищает, все более замыкаясь в упрямом страдаль­ческом одиночестве. Когда во Флоренции на краткий период встречаются три гения нового, XVI века — Леонардо, Микеланджело и Рафаэль, он остает­ся одинаково чужд и величию леонардовских образов, и тита­нической мощи Буонарроти, предпочитая собственный взгляд на мир.

В последние годы жизни Боттичелли его слава померкла. О былой популярности оставалось лишь вспоминать. Примечательно, что в 1502 году королева Изабелла Кастильская, выбирая кого-нибудь из флорентийских художников для исполнения ее заказа, категорически отвергла кандидатуру Боттичелли. В своей книге «Жизнеописания знаменитых художников» Джорджо Вазари писал о том, что старый Боттичелли был «бедным и никому не нужным» и передвигался с помощью костылей.

В последний раз вспоминают о нем в январе 1504 года, при­гласив для участия в комиссии по установке колоссальной ста­туи «Давида» Микеланджело. В тени юного «Гиганта», как ок­рестили «Давида» восхищенные современники, незамеченными остаются маленькие боттичеллиевские картины с «Деяниями св. Зиновия», где автор, уподоб­ляя человека беспомощной, но­симой ветром пылинке, мучи­тельно отрекается от собственно­го идеала дерзающей и мысля­щей личности. Не находя в со­временном ему изобразительном языке средств для выражения множества разрывающих душу противоречий, Боттичелли вооб­ще оставляет живопись. Хотя жил он еще пять или шесть лет — до 1510 года, художник, в сущ­ности, умирает для искусства. История о том, как вновь от­воевывало признание наследие несправедливо забытого живо­писца, заслуживает особого рассказа. Когда через три с лишним столетия приходит время пере­оценки творческих ценностей прошлого, Сандро Боттичелли предстает ценителям искусства XIX века неожиданно молодо — наподобие шедевра античности, извлеченного из земли. Уступая в великолепии и размахе родо­начальникам зрелого Возрож­дения, этот тончайший поэт и психолог выделяется неповтори­мым и чистым голосом. Довери­тельная искренность его глубо­ко личных интонаций представ­ляется удивительно близкой сознанию XX века. И сегодня он ненавязчиво учит наше вообра­жение самому драгоценному - высокой культуре чувства.

«Мадонна делла Мелаграна» (1478)Боттичелли «отошёл от работы и в конце концов постарел и обеднел настолько, что, если бы о нём не вспомнил, когда ещё был жив, Лоренцо деи Медичи, для которого он, не говоря о многих других вещах, много работал в малой больнице в Вольтерре, а за ним и друзья его, и многие состоятельные люди, поклонники его таланта, он мог бы умереть с голоду»

В мае 1510 года Боттичелли умер в возрасте 65 лет и был похоронен на кладбище церкви Всех Святых при флорентийской церкви Оньисанти. Вместе с художником умерла и память о нем. О Боттичелли забыли. Заново открыт был Боттичелли только в конце XIX века стараниями английского искусствоведа Джона Рёскина и группы художников-прерафаэлитов.

«Сандро не идёт в свите других, но, соединив в себе весьма многое, что было разбросано, он с удивительной полнотой отражает идеалы своего времени. Не только нам нравится он, но большим успехом пользовался он и у своих современников. Его чисто личное искусство отразило лицо века. В нём, как в фокусе, соединилось всё, что предшествовало тому моменту культуры, и всё, что тогда составляло "настоящее"»

О. ПЕТРОЧУК

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Использование материалов сайта "Шедевры Омска", только при наличии активной ссылки на сайт!!!

© 2011/2017 - Шедевры Омска. Все права защищены.