Art Gallery

Портал для творческих людей       OksanaS200974@mail.ru        Mail@shedevrs.ru

 

Поиск по сайту

Погода в Омске

Яндекс.Погода
Сейчас 118 гостей онлайн

купить картину

Яндекс.Метрика

Мы в контакте


Илья Ефимович Репин PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 24
ХудшийЛучший 
Великие художники

ИЛЬЯ ЕФИМОВИЧ РЕПИН

 

Илья́ Ефи́мович Ре́пин (24 июля [5 августа1844ЧугуевРоссийская империя — 29 сентября 1930КуоккалаФинляндия) — русский художник-живописец, мастер портрета, исторических и бытовых сцен, академик Императорской Академии художеств.

Мемуарист, автор ряда очерков, составивших книгу воспоминаний «Далёкое близкое». Преподаватель, был профессором — руководителем мастерской (1894—1907) и ректором (1898—1899) Академии художеств, одновременно преподавал в школе-мастерской Тенишевой; среди его учеников  — Б. М. Кустодиев, И. Э. Грабарь, И. С. Куликов, Ф. А. Малявин, А. П. Остроумова-Лебедева, давал также частные уроки В. А. Серову.


Илюша Репин

И. Репин. Автопортрет. Масло. 1863.Необыкновенное происшествие   случилось с сыном чугуевского поселянина    Репина Илюшей. Когда пленила сердце мальчика подру­га сестры Усти кареглазая Галя, он для нее вырезал из бумаги самых красивых коней и разрисовал самое нарядное пасхальное яичко - «писанку», написал с восхищенной девочки аква­рельный портрет. Мало того. Составил Илюша план окончательно поразить и очаровать длиннокосую Галю! Вот только взрослые мешали...

И. Репин. Вид на школу военных топографов в Чугуеве. Акварель.   1857.С трудом дождался Илюнька большого пре­стольного праздника, в который по обычаю все уходили в соседнее село в церковь, и в прекрас­ный солнечный день с замирающим сердцем один подошел к самому лучшему дому в мире — к Га­линой хате.

Ярко сверкала только что побеленными стенка­ми глинобитная украинская хата. Как огромный белый лист, поднималась перед мальчиком ее не­обозримая белая стена, и, задыхаясь от творче­ского волнения, Илюша вынул кисти и краски.

Никогда такой большой картины не рисовал двенадцатилетний Илюша. Никогда не было перед ним такого большого белого «листа». Мальчик то­ропился - ах, только бы успеть!..

И. Репин. Портрет отца. Масло. 1879.И успел.

Когда Галя с родителями подошли к своей ха­те, им показалось, что они видят сон: ярко цвели на белой стене нарисованные пионы и высокие мальвы, поворачивали золотые головы к солнцу огромные подсолнухи, и посреди всех этих цветов смеялась сама Галя - очень похожая!

Неизвестно, что успела подумать и почувство­вать Галя, но навсегда запомнил юный худож­ник, как на всю улицу ругалась Галина мать, не помня себя от ярости и без устали находя новые нелестные эпитеты для «того скаженного, що спакостив хату»...

- Господи! Хоть бы ты маляром стал! - в от­чаянии сказали Илюньке дома. - А то живешь ни себе, ни людям, да еще чужие стены пач­каешь.

Вот тебе и вся благодарность!

Мало того, позор продолжался. Позвали двою­родного брата Илюши Троньку, тоже «художни­ка», чтобы он соскоблил написанную на стене «фреску». Очень нравилась Троньке Илюшина работа. Очень жалко было ее соскабливать. Но сила солому ломит. Работает Тронька, и исче­зают под его рукою нарядные пионы и мальвы, и не смеется уже больше на стене нарисованная Галя.

И. Репин. Портрет матери. Масло. 1867.И тут случилось маленькое чудо. Глядела-гля­дела Галина мать, как работает Тронька, сердце ее понемногу отошло, и поняла вдруг женщина, какие сокровища гибнут под Тронькиной рукой. И попросила она - сама! - оставить один под­солнух :

-  Як живий, будь вин неладный!..

И, стесняясь своей неожиданной просьбы, по­шутила :

-  Нехай расте, може, семечки будут!..
Неизвестно, какие мысли и чувства пронеслись
в голове женщины, никогда, наверное, и не ви­девшей настоящей картины, но, может быть, и подумала она про сорванца, заглядывающегося на ее кареглазую Галю: «Художник!..»

Художник!

Как же стал художником маленький Репин? Как прорезался в нем первый интерес к рисова­нию, дало росток первое семечко искусства?

...Скучен и уныл был городок Чугуев - центр военных поселений на Украине. По указу царя Александра I, под началом жестокого временщи­ка Аракчеева было создано специальное военно-земледельческое сословие. Крестьяне, пашущие землю, были обязаны обучаться военному делу. Жизнь их подчинили строгой дисциплине. И жи­ли они словно не в настоящем поселке, а внутри холодного и аккуратного чертежа. Одинаковые домики стояли на одинаковых расстояниях друг от друга. В одинаковые окна смотрели дети, в одинаковые двери входили люди. Как тут домики не спутать? И разрешило начальство военным поселянам делать на дверях разные ручки. Толь­ко по ручкам домики и различали...

Как в таком скучном городе мальчику стать художником?

Но сама воля вольная врывалась, вскакивала, влетала во двор Репиных с дикими конями: отец Репина, «билетный солдат», занимался торговлей лошадьми. Дешево покупали Репины у богатых донских казаков-атаманов диких, необъезженных коней. Прямо на степь задонецкую смотрели большие ворота репинского двора, и сюда загоня­ли табун. Посреди пустоши, рядом с двором, был врыт в землю крепкий столб. Поймав арканом дикого коня, его притягивали к столбу, насильно, борясь, седлали, и бесстрашный калмык, взвиз­гнув, птицей взлетал на него.

И начиналось единоборство коня с человеком.

Сколько раз видел Илюнька, как на прыгаю­щем, встающем на дыбы коне, пытающемся стряхнуть седока, вылетал калмык в далекую степь и через несколько часов возвращался уста­лый, взмыленный конь, впервые в своей жизни покорившийся человеку.

И. Репин. Портрет В. Е. Репина, брата  художника. Масло. Конец 1860-х — начало 1870-х гг.Но бывали неукротимые жеребцы, которых вы­водили «на цепях», жеребцы, готовые умереть, но не покориться. Они кусали, били людей копы­тами и боролись до тех пор, пока сами не по­гибали.

Подолгу смотрел мальчик на эти битвы челове­ка с конем. И еще совсем маленьким очень про­сил, чтобы брали его в седло на водопой. Сидит Илюнька на холке коня перед взрослым всадни­ком и замирает от ужаса, когда конь погружает­ся в бездну воды, в отраженные рекой облака. Но вот заколышутся облака — ударит конь ногой по воде. Вспенится вода. Брызги, сверкая на солнце, долетят до разгоряченного лица мальчи­ка. Ах, как весело и страшно!

И решил Илюнька сделать сам себе коня. Свое­го. Что это было - скульптура или игрушка?..

В своей книге «Далекое близкое» переносится Илья Ефимович Репин в далекое детство.

...Угнали батеньку в солдаты — ни слуху о нем, ни духу. И мальчик, тоскующий об отце, в новой игрушке находит себе развлечение:

«С утра... я принимаюсь за своего коня. Я дав­но уже связываю его из палок, тряпок и доще­чек, и он уже стоит на трех ногах. Как прикручу четвертую ногу, так и примусь за голову, шею я уже вывел и загнул - конь будет «загинастый».

Маменька шьет шубы осиновским бабам, на заячьих мехах, и у нас пахнет мехом... Я подби­раю на полу обрезки меха для моего коня; из них делаю уши, гриву, а на хвост мне обещали принести, как только будут подстригать лошадей у дяди Ильи, настоящих волос из лошадиного хвоста.

Мой конь большой, я могу сесть на него вер­хом; конечно, осторожно, чтобы ноги не разъеха­лись: еще не крепко прикручены. Я так люблю лошадей и все гляжу на них, когда вижу их на улице. Из чего бы это сделать такую лошадку, чтобы она была похожа на живую? Кто-то ска­зал — из воску. Я выпросил у маменьки кусочек воску - на него наматывались нитки. Как хоро­шо выходит головка лошади из воску! И уши, и ноздри, и глаза - все можно сделать тонкой па­лочкой; надо только прятать лошадку, чтобы кто не сломал: воск нежный.

...Потом я стал выпрашивать себе огарки воско­вых свечей от образов, и у меня уже сделаны целых две лошадки. А сестра Устя стала вырезы­вать из бумаги корову, свинью; я стал вырезы­вать лошадей, и мы налепливали их на стекла окон.

По праздникам мальчишки и проходящие ми­мо даже взрослые люди останавливались у на­ших окон и подолгу рассматривали животных.

Я наловчился вырезывать уже быстро. Начав с копыта задней ноги, я вырезывал всю лошадь; оставлял я бумагу только для гривы и хвоста -кусок и после мелко, вроде волосков, разрезывал и подкручивал ножницами пышные хвосты и гри­вы у моих «загинастых» лошадей. Усте больше удавались люди: мальчишки, девчонки и бабы в шубах. К нашим окнам так и шли.

Кто ни проходил мимо, даже через дорогу пе­реходили к нам посмотреть, над чем это соседи так смеются и на что указывают пальцами. А мы-то хохочем, стараемся и все прибавляем но­вые вырезки.

И вот нехитрое начало моей художественной деятельности. Она была не только народна, но даже детски простонародна. И Осиновка твердо утаптывала почву перед нашими окнами, засы­пая ее шелухой от подсолнухов».

Так, на оконном стекле, образовалась первая выставка работ маленького Илюши, и работы мальчика увидели первые зрители.

Ариадна ЖУКОВА


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Использование материалов сайта "Шедевры Омска", только при наличии активной ссылки на сайт!!!

© 2011/2017 - Шедевры Омска. Все права защищены.